FAQ

Сиротство: что это такое и зачем с этим бороться

Что такое «проблема сиротства», о которой вы говорите? Почему вы решили этим заняться?
Многим кажется, что проблема сиротства их не касается, что в детдом попадают в основном дети «плохих» родителей – алкоголиков, преступников, опустившихся людей, что в детдоме о детях заботятся и они потом выходят в жизнь нормальными людьми. Это не так: сиротство – это огромная проблема всего общества, и она касается каждого. Во-первых, касается финансово, ведь на содержание ребенка в детском доме идут огромные деньги из бюджета, то есть из тех налогов, которые мы с вами платим. На одного ребенка в государственном сиротском учреждении выделяется от 300 тыс до 1 млн рублей в год. А всего у нас сейчас в детских домах свыше 650 тысяч воспитанников – с учетом так называемых «социальных сирот», у которых формально есть родители, но они не могут детей воспитывать и «временно» помещают их в детский дом.

Финансовая нагрузка на бюджет – одна составляющая проблемы. Вторая, еще более серьезная, заключается в том, что жизнь в государственном сиротском учреждении, как правило, калечит психику ребенка. В итоге воспитанники детдомов и интернатов выходят в жизнь чаще всего абсолютно неподготовленнымик ее реалиям, психически и физически нездоровыми, малообразованными, и непонаслышке знакомыми с алкоголем и наркотиками. И они не улетают в космос после детских домов, не эмигрируют в другие страны, нет, они становятся частью нашего общества.
Детдома в России были всегда. Вы считаете, что проблему в принципе можно решить в нашем государстве?
Мы уверены, что путь длинной в тысячу миль начинается с первого шага. И мы знаем, что проблема сиротства в принципе решаема. Об этом говорит и опыт других государств, где ситуация еще совсем недавно была сравнима с российской, а сейчас все уже совсем по-другому.
Почему вы уверены, что детям обязательно нужна семья? Многие дети с удовольствием проводят время в детских коллективах и общаются со сверстниками.
Провести несколько часов в течение дня в детском коллективе и постоянно, 24 часа в сутки в нем жить – это совсем разные вещи. Для гармоничного психологического, умственного и физического развития любому ребенку, даже очень общительному, нужен значимый взрослый, который будет направлять его, поощрять, помогать и поддерживать, уделяя ребенку достаточно персонального внимания. Персонал детских учреждений такой возможности не имеет: детей много, а сотрудников мало. Соответственно, максимум, на что может рассчитывать ребенок в детском доме – это групповое воспитание. А оно, к сожалению, приводит к очень серьезным нарушениям в развитии.
Почему вы занимаетесь тем, чем должно заниматься государство? Если сиротство – это проблема общества, то и финансировать ее решение надо из бюджета.
Мы не можем нести ответственность за государственную политику в области сиротства, а также как-то влиять на распределение бюджетных средств. Мы можем только анализировать текущую ситуацию и констатировать, что системного решения проблемы сиротства на государственном уровне пока не происходит. Движение есть, есть много очень правильных и полезных инициатив, но эффективной системой это еще не стало и станет нескоро.

Однако дети, находящиеся в детских домах, не могут ждать, когда будут приняты все необходимые решения и выделены бюджетные средства на их реализацию. Им нужна семья уже сегодня. А взрослым людям, готовым воспитывать этих детей, уже сегодня нужна правильная подготовка и всесторонняя поддержка после принятия ребенка в семью. Именно для решения этих проблем и учрежден наш фонд.
Можно сколько угодно водить ребенка из детского дома по психологам, но все равно настанет момент, когда гены асоциальных родителей – наркоманов, проституток, алкоголиков или даже воров и убийц – проявятся в ребенке. Особенно это возможно в подростковом возрасте. И никакой психолог не поможет. Зачем лечить то, что вылечить нереально?
Это один из самых устойчивых и распространенных мифов о детях из сиротской системы. И он совершенно не имеет ничего общего с действительностью. Дело в том, что асоциальное поведение не наследуется. Передаваться по наследству может цвет глаз, кудрявые волосы, рост и склонность к каким-либо заболеваниям, но никак не поведенческие модели. То, как ведет себя ребенок и подросток, – результат его воспитания, а также нанесенных ему в течение жизни травм.

Ребенок любого возраста своим поведением – непослушанием, грубостью, нежеланием учиться и т.д. – дает взрослым людям сигнал о своих проблемах, и ответственность взрослого состоит в том, чтобы распознать реальную проблему и помочь ребенку с ней справиться. Специалист может помочь выявить проблему и показать пути ее решения. Если ребенку вовремя и правильно оказать помощь, то абсолютное большинство поведенческих нарушений исправляется. И происходит это именно потому, что поведение – ненаследуемый признак.
Что такого ужасного происходит с ребенком в детском доме? Там работают нормальные люди, а не садисты: о детях заботятся, их хорошо кормят. Во многих детских домах в экономически благополучных регионах все оборудовано так здорово, что не каждая семья такое может себе позволить. Чего ради тратить столько усилий на устройство ребенка в семью, где его уровень жизни может оказаться ниже, чем в детском доме?
Дело в том, что для полноценного физического, психического, умственного и эмоционального развития ребенку нужна семья, и никакие материальные блага семью заменить не могут. Основа развития ребенка – это внимание значимого взрослого, любовь и персонифицированная, направленная на конкретного ребенка забота. Поэтому любому ребенку важно не то, в каких материальных условиях он живет (исключая, конечно, случаи, когда материальные условия угрожают его жизни), а то, сколько любви и заботы он получает. Персонал детских домов не может при всем желании обеспечить каждому воспитаннику персональное внимание. Детей много, а сотрудников мало, и у них хватает времени и сил практически только на уход за детьми. И именно поэтому детский дом – это плохое место для воспитания и развития ребенка.

Кому и как вы помогаете

Кому вы помогаете?
Благотворительный фонд «Найди семью» помогает людям, которые уже взяли или планируют взять в свою семью детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей. Кроме того, мы поддерживаем организации, которые занимаются обучением и сопровождением приемных родителей, а также обучают специалистов, занимающихся семейным устройством детей-сирот.
Люди, работающие в детских домах, – подвижники. Они проводят на этой работе всю жизнь, и они лучше всех знают все о сиротах и лучше всех понимают, куда определить деньги, чтобы детям было лучше. Почему вы не помогаете детским домам? – ведь именно там детям очень нужна любая помощь.
Сотрудники детских домов, конечно, хорошо понимают, каким образом можно улучшить материальное положение своих воспитанников, но это не имеет никакого отношения к изменению их жизни в лучшую сторону. Ведь самое главное, что необходимо любому ребенку, – это не красивые и дорогие девайсы, обувь или одежда. Каждому ребенку нужна семья, и именно семья – основа счастливого детства и благополучного будущего. Поэтому вкладывать деньги в материальную поддержку детского дома можно, но это не сделает счастливее ни одного воспитанника и не даст ему дополнительных шансов на то, чтобы в будущем стать полноценным членом общества.

По этой причине мы стремимся помогать там, где не помогает почти никто: мы оплачиваем развитие системы подготовки для специалистов по приемным семьям. Мы также помогаем и детским домам: мы финансируем обучение тех руководителей, которые стремятся к семейному устройству максимально большого количества своих воспитанников, а также хотят реформировать свои учреждения для создания условий, приближенных к семейным. Именно на это, в частности, нацелена программа «Детский дом. Перезагрузка».
Почему вы считаете, что приемным родителям нужна помощь? Они должны справляться с приемными детьми так же, как обычные родители справляются с теми, кого родили сами.
Дети, с рождения воспитывающиеся в семье, и дети, прошедшие через сиротские учреждения, очень разные. Любой ребенок, который провел в детском доме хотя бы месяц, получает тяжелейшие психологические травмы, которые могут сказываться на его поведении, обучении и социализации очень долго, иногда вплоть до совсем взрослого возраста. Поэтому сравнивать воспитание своерожденного и приемного ребенка совсем не корректно: это две совершенно разных ситуации.

Более того, ни один приемный родитель, берущий ребенка из детского дома, никогда не может точно прогнозировать, как этот ребенок будет вести себя дома, с какими проблемами можно столкнуться. Самыми частыми проблемами детей, прошедших через сиротские учреждения, являются проблемы с речью, с отсутствием элементарных бытовых навыков, проблемы социального иждивенчества и нежелания выполнять какие-либо обязанности, проблемы в обучении и асоциальное поведение. Вопреки распространенным мифам, это – не генетические отклонения, а последствия психологических травм, с которыми приемному родителю приходится иметь дело. И для коррекции этих проблем необходимы и специальные знания, и постоянная психологическая поддержка. Именно на оплату проектов, направленных на создание системы подготовки и поддержки приемных семей, идут основные пожертвования нашего фонда.
Зачем вы помогаете приемным родителям материально? – ведь человек, когда берет ребенка в семью, должен рассчитывать свои материальные возможности. Получается, что те, кто рожает своих детей, какие-то «неполноценные» родители, раз им не надо помогать?
Мы также считаем, что при приеме ребенка в семью, как и при рождении своего, человек должен рассчитывать свои материальные возможности. Однако жизнь гораздо сложнее и многообразнее всех планов, и в жизни приемных семей фактор неожиданности и вероятность возникновения дополнительных затрат существенно больше, чем в семье со своерожденными детьми.

Находясь в детской сиротской системе, любой ребенок получает тяжелые психологические травмы, зачастую его здоровьем не занимаются в достаточной мере, его развитием и образованием не занимаются также. Поэтому за время жизни в детском доме ребенок упускает очень много шансов, которые есть у детей, воспитывающихся в своих семьях. И ему требуется активная реабилитация, а часто и медицинская помощь после того, как он попадает в приемную семью. Ни один приемный родитель не может оценить затраты на адаптацию, социализацию и реабилитацию ребенка из сиросткой системы. Иногда они оказываются небольшими, и семья прекрасно справляется сама. Но гораздо чаще приемный родитель сталкивается с очень серьезными проблемами, для решения которых нужны дополнительные средства. Именно в таких ситуациях и помогает наш фонд.

Кроме того, мы считаем, что ребенок, находящийся в детском доме, не должен становиться заложником материальной ситуации в потенциальной приемной семье. Если родители готовы забрать его домой и воспитывать, лечить, реабилитировать, значит, им нужно предоставить такую материальную возможность. И мы также готовы в этом участвовать.
Как вы отбираете просьбы о помощи? Почему одним семьям вы помогаете, а другим отказываете?
У нас есть несколько критериев, по которым идет отбор просьб для помощи. Прежде всего, необходимо, чтобы приемный родитель предоставил полный комплект необходимых документов: подтверждение, что он является приемным родителем, обоснование запрашиваемой помощи (например, заключение психолога о необходимости работы с ребенком, заключение врача о необходимости медицинских процедур и пр.), подтверждение стоимости услуг (как правило, это счет из соответствующего учреждения), письменная просьба об оказании благотворительной помощи.

После получения документов учредители фонда анализируют адекватность просьбы родителя и принимают решение об оказании благотворительной помощи. Как правило, мы не помогаем приемным родителям в оплате отдыха детей за границей, в оплате улучшения жилищных условий, в оплате покупок первой необходимости (еда, одежда). И наоборот, как правило, оплачиваются медицинские, психологические, юридические, дополнительные образовательные услуги для ребенка, а также курсы психологической подготовки и сопровождения для приемных родителей.
Приемные родители получают от государства весьма неплохие деньги. Многие из них уходят с работы, чтобы заниматься детьми, чего обычные родители себе позволить не могут. Зачем им еще какая-то материальная помощь? Разве при этом вы не поощряете уже у приемных родителей социальное иждивенчество?
Прежде всего, это сильно преувеличено. Выплаты приемным семьям совсем не такие «сладкие», а вот проблем, решение которых требует в том числе и денег, с приемными детьми, как правило, очень много. А если ребенка, например, усыновляют, то он юридически приравнивается к своерожденному, и родители не получают никаких дополнительных выплат, а ребенок – дополнительных льгот.

Мы же помогаем приемным семьям независимо от формы устройства. Наша помощь – это не оплата каждодневных нужд, и она никак не влияет на уровень жизни семьи: за счет наших пожертвований никто не ездит отдыхать за границу, не покупает дорогую одежду, машину или квартиру. Наша помощь направлена на решение очень конкретных задач, связанных именно с тем, что ребенок находился в сиротской системе. Мы финансируем только то, что связано с его реабилитацией и адаптацией, а также специальное обучение для приемных родителей. Это никак не может развивать в людях социальное иждивенчество, так как ребенок вообще не понимает, что за его работу с психологом платит благотворительный фонд. А для приемных родителей процесс реабилитации и адаптации ребенка является таким серьезным испытанием, что говорить о социальном иждивенчестве в данном случае нелепо.
Я уже давно мечтаю о приемном ребенке и даже собрала документы на усыновление. Но я не могу найти «своего» ребенка: девочку 2-4 лет славянской внешности и без серьезных проблем со здоровьем. Может ли ваш фонд оказать мне помощь с подбором ребенка?
Нет, мы не занимаемся подбором приемных детей. Возможно, Вам будет полезен один из интернет-ресурсов с базами данных детей-сирот, например, http://www.usynovite.ru/db/.

Как помочь?

Каким образом я могу перевести пожертвование фонду?
Перевести деньги очень просто: все способы сделать пожертвование описаны в разделе «Как помочь»
Почему у вас нет короткого номера для пожертвования? – это самый простой и удобный способ помогать.
Наш фонд начал свою работу совсем недавно, и пока у нас нет ресурса на заключение соответствующего договора с мобильными операторами. В будущем у нас такой номер, конечно, появится, а пока пожертвования можно делать разными способами, в том числе – с помощью электронного платежа. Это очень быстро и совсем просто, процесс занимает всего несколько минут.
Если я не могу пожертвовать крупную сумму, что мне делать?
Самое главное, что необходимо знать про благотворительные пожертвования: размер помощи не имеет значения. Любая помощь важна, будет принята с огромной благодарностью и пойдет на нужное и доброе дело.

Кроме того, если есть большое желание помогать, то можно придумать разные способы сбора пожертвований, например, маленькие собственные благотворительные акции: устроить розыгрыш сладких призов среди друзей на свой день рождения, провести аукцион по продаже детских рисунков на работе, организовать благотворительное чаепитие дома или в любимом кафе, с друзьями или коллегами. Всегда можно проявить изобретательность и подойти к делу неформально.
Я не могу, по личным обстоятельствам, сейчас сделать пожертвование. Могу ли я помочь чем-то другим?
Да, конечно. нам нужна самая разнообразная помощь волонтеров. Пожалуйста, пройдите в раздел для волонтеров и заполните соответствующую форму.
Я хочу сделать банковский перевод. Что писать в платежном поручении?
В платежном поручении необходимо указать: «Благотворительное пожертвование на уставную деятельность Фонда». Тогда фонд сможет потратить средства на самые срочные и насущные нужды.
Я перечислил вам деньги, как узнать, дошли ли они?
Всем, кто воспользовался формой для перевода на нашем сайте и указал адрес своей электронной почты, мы направляем информационное письмо. Кроме того, информация о полученных переводах публикуется в разделе «Отчеты». По техническим причинам информация там появляется с задержкой, поэтому вы можете направить нам письмо с указанием даты, суммы перевода и ФИО человека, который осуществил перевод, на электронную почту info@findfamilyfond.ru. В течение нескольких дней мы проверим информацию и обязательно вам ответим.
Как сделать анонимное пожертвование?
Если при переводе пожертвования вы воспользовались формой для перевода на нашем сайте, то вы можете указать там любое имя или даже написать «Аноним». Если вы совершаете пожертвование при помощи банковского перевода, то после перевода денег напишите нам на адрес info@findfamilyfond.ru просьбу не раскрывать ваше имя в открытых отчетах. В письме необходимо указать дату и сумму перевода, а также ФИО лица, которое осуществило перевод.
Как узнать, на что потрачено мое пожертвование?
Сведения о всех профинансированных фондом проектах опубликованы в разделе «Отчеты». Ваши средства могли пойти на любой проект. Если Вы все же хотите получить подробный отчет об использовании Ваших средств, пожалуйста, напишите нам по электронной почте info@findfamilyfond.ru.

Финансирование фонда

Как контролируется деятельность фонда? Как я могу быть уверен, что пожертвование не украдут?
Фонд, как и положено по законодательству РФ, будет ежегодно проходить аудит. Уже сейчас мы сдаем всю налоговую отчетность, а в конце года предоставим отчет в Министерство юстиции России о деятельности некоммерческой организации. Этот отчет будет опубликован и на нашем сайте. Кроме того, мы размещаем в соответствующем разделе все поступления фонда, а в новостной ленте – все траты. В ближайшее время, когда работа фонда встанет на твердые рельсы, мы также будем ежеквартально здесь публиковать отчет о наших проектах.

Кроме того, в настоящий момент в фонде формируется попечительский совет, который также будет получать регулярные отчеты и гарантировать нашу честность.
Я слышал, что существует требование закона тратить на административные расходы не более 20 % от сборов. Сколько тратите вы и как это считается?
Согласно Федеральному Закону «О благотворительный деятельности и благотворительных организациях», статья 16, пункт 3, «благотворительная организация не вправе использовать на оплату труда административно-управленческого персонала более 20% финансовых средств, расходуемых этой организацией за финансовый год. Данное ограничение не распространяется на оплату труда лиц, участвующих в реализации благотворительных программ». Мы считаем, что предусмотренные законом 20% - это слишком много. Сейчас ежемесячные расходы фонда сводятся к оплате банковских комиссий за переводы, а также к оплате за обслуживание банковского счета. В дальнейшем, если учредители примут решение о найме штатных сотрудников или оплате других необходимых фонду расходов, мы будем стремиться, чтобы эти суммы были существенно меньше.
Сколько составляют расходы на содержание фонда и как они компенсируются?
Расходы на содержание фонда пока, в основном, ограничиваются платой за обслуживание банковского счета и комиссией за банковские переводы. Это совсем не большие деньги, они выплачиваются сразу при поступлении пожертвований.

Все расходы, которые потребовались на этапе регистрации фонда, его постановки на налоговый учет, а также расходы на ведение бухгалтерской отчетности, несут учредители фонда из своих личных средств.
Какую зарплату получает президент фонда?
Президент фонда не получает заработной платы.
Есть ли у фонда сотрудники, какие зарплаты они получают?
Пока у фонда нет ни одного штатного сотрудника. Все необходимые для функционирования фонда работы осуществляют учредители фонда в свое личное время на общественных началах. В будущем в случае успешного развития фонда мы планируем привлекать сотрудников, но пока говорить о том, какие зарплаты они будут получать, преждевременно. В любом случае, зарплаты в благотворительных фондах всегда ниже, чем в коммерческих компаниях.
Когда я оплачиваю детскому дому покупку кроватей и постельного белья, я могу приехать и посчитать купленное, чтобы удостовериться, что мои деньги не пропали. Вы финансируете то, что посчитать нельзя. Почему жертвователь должен быть уверен, что его деньги не пропали?
Наши проекты направлены не на то, чтобы улучшить детские дома, а на то, чтобы дети воспитывались в семьях, чтобы для ребенка находились родители, которые смогут его забрать домой. Мы всегда рассказываем о целях и сути финансируемых нами проектов. У каждого проекта есть бюджет, и каждый жертвователь может попросить у нас любые подробности о том, куда идут его деньги. Кроме того, фонд регулярно сдает бухгалтерскую отчетность, а в конце года будет проходить обязательный аудит своей деятельности.

Да, наши проекты не состоят из закупок товаров, но тем не менее они совершенно прозрачны для всех участников процесса: для жертвователей, для фонда и для благополучателя..